Эскуэлита - маленькая школа

Почему-то опыт участия в эскуэлите стойко ассоциируется с паломничеством - путешествием в утопический мир, в сакральные места автономии, к непогрешимым сапатистам. Паломники со всего мира преодолели множество препятствий на своем пути: добывали приглашение, искали средства на дорогу до Сан Кристобаля, часами ходили по городу с сумками в поисках места в переполненных отелях, мерзли по ночам, добирались до Индейского образовательного центра (CIDECI) в переполненных маршрутках или пропуская таксистов, которые не знали, где этот центр находится.

escuelita-5

Несмотря на то, что мы были готовы к школе еще полгода назад, даже у нас возникли сложности, такие, что в какой-то момент я заспамила бедных сапатистов письмами с настойчивыми просьбами выслать пароль для регистрации, без которого на эскуэлиту не поспать. Так Олег получил пароль всего за 2 недели до начала. Но все закончилось хорошо.

Последнее комюнике субкоманданте Моисеса предписывало записываться на школу 23 и 24 декабря. Мы пошли 23 и правильно сделали, на утро 24 декабря был назначен отъезд.

До последнего момента мы не знали, будем ли вместе во время обучения или же поедем в разные места. Зарегистрировавшись в CIDECI, ученики узнавали только зону назначения - первый пункт, из которого предстояло отправиться в разные поселения. Нам обоим выпала зона Ля Гарруча, так что как минимум первый участок пути предстояло преодолеть вместе.

Организация эскуэлиты поражает воображение: в Сан-Кристобаль съехались сотни машин со всех пяти зон Хунты хорошего правительства, чтобы уехать оттуда вместе с учениками. В основном это были пикапы с открытым кузовом, в разном состоянии и разных размеров, в кузов помещалось 10-20 человек в сидяче-стояще-висящем положении и их багаж. Какие-то счастливчики попали в автобусы и маршрутки. Весь этот транспорт отправлялся пятью караванами в каждый из административных центров зон, так называемые караколи.

escuelita-29

В караване Ля Гарручи помимо пикапов был всего один автобус, зато какой! Олдскульный, желтый, настоящий школьный автобус! Для некоторых учеников, не попавших в автобус, путешествие до центра-караколи наверняка стало еще одним испытанием: удобства не были предусмотрены, неоткуда им было взяться. В кузове пикапа пришлось подождать часа полтора, пока соберется весь караван, а потом 6 часов крепко держаться, регулярно подпрыгивая на лежачих полицейских и трясясь на проселочной дороге, которая заняла добрую половину всего пути. В этом паломничестве к священным местам альтернативного общества нас также испытывало палящее солнце, холодный ветер, а потом и дождь, от которого пришлось накрыть кузов тентом, от чего всей толпе тут же стало душно. Впрочем, кому-то то пришлось ехать под дождем в открытом кузове. Им повезло еще меньше.

В караколь мы приехали уже затемно. Нас встречали все, кто там находился. Караван остановися за воротами, с территории доносилось многократное "Вива!", народ из машин отвечал взаимным "Вива!" и аплодисментами, все были рады, что наконец-то доехали. Но никто не мог выйти, даже если бы сильно захотел, ведь пикапы открываются снаружи. Выглядывая через тент и немногочисленные незакрытые дыры кузова, все пытались понять, чего же мы ждем. К машинам поочереди выстраивались люди в масках - это были наши будущие "защитники" и переводчики, те, кто будет помогать нам понимать, что происходит, наши проводники по тернистому пути к сокровенном автономному знанию. Одним словом, вотаны - так на языке майя называют людей с вышеперечисленными функциями.

Называют имя, спрыгиваешь из машины с вещами - получай вотана! Мужчинам - мужчину, женщинам - женщину. Правда мне попалась девочка, как я потом узнала, 12 лет. Откуда вотан - туда и ты, то есть каждый ученик ехал в поселение, откуда был родом его вотан, предпочтения, естественно, не выяснялись, распределение шло случайным образом. Защитница (сначала хотела написать проводница, но уж больно не хочется, чтобы она ассоциировалась с нашими работниками ж.д., как бы я их не любила) крепко, но неуверенно взяла меня за руку, ввела на территорию караколи и, немного пометавшись, остановилась чуть ли не посреди пустуещей площадки перед сценой, в грязи, прямо под накрапывающим дождиком (остальные ученики со своими вотанами сконцентрировались под большим тентом, натянутым чуть в стороне). Удалось узнать только то, что ее зовут Хосефа, на все остальные вопросы она отвечала "не знаю".

Несколько минут мы одиноко мокли под дождем со всеми вещами, со сцены подбадривали очередными "Вива!". Постепенно к нам начали подтягиваться другие пары ученик-вотан. Одна из вотанов, девушка с ребенком наперевес записала наши имена, профессии и места жительства. Хосефа опять взяла меня за руку и мы снова пошли, на этот раз группой 12 человек, поровну мужчин и женщин. С тех пор вся наша группа была практически неразлучна. Вместе мы пришли в большой ангар с земляным полом и расстеленными на нем кусками пластика, на которых были разложены рюкзаки. Здесь мы останемся спать. Но сначала поужинаем фасолью с тостадами и потанцуем на фиесте. Да, несмотря на утомительную дорогу, периодический дождь и натоптанную грязь, желающих потанцевать оказалось довольно много. Но русских на этом празднике не было, они ушли спать.

Во всяком случае так они думали. Посреди ночи Хосефа разбудила: "Вставай, компанера, пойдем". Открыв один глаз, я увидела, что то же самое происходит с ученицей из нашей группы. Она уже спрашивала свою вотану: "Это обязательно?". "Да, компанера, поторопись". Пришлось открыть второй глаз и засунуть ноги в ботинки (хорошие ботинки, сапатистские, не промокли, даже несколько раз утонув в грязи). Оказалось, нас разбудили, чтобы спеть гимн. Что ж, бывает, благо недолго, и снова можно было вернуться в спальник.

escuelita-31

Утром снова фасоль с тостадами и кофе на завтрак - и бегом на урок. Вотана всегда рядом, даже когда надо в туалет. И вообще мы все время ходим группой: 3 ученицы и 3 вотаны. "Семеро одного не ждут" в нашем случае не срабатывало. На уроке несколько часов представители из разных общин рассказывали основы организации. Через одного извинялись за плохой испанский, из-за которого не могли говорить больше и понятнее. В какой-то момент со сцены объявили, что среди учеников есть один компанеро, ни слова не понимающий по-испански, от отчаяния собравшийся возвращаться домой. Но компанеро спасли, приставив к нему франкоговорящего ученика-переводчика. Больше инцидентов не было.

На обед посоль - и в путь, в поселение. На школе не заскучаешь.

escuelita-2

Хосефа сказала, что не знает, как называется та деревня, в которую едем мы и где она находится. Я ей не поверила, но ведь не пытать же. Еще четыре часа по проселочной дороге во все более редеющем караване - и мы на месте, последние из нашей цепи пикапов.

На просторной поляне стоит деревянный домик, перед ним взрослые и дети выстроились друг напротив друга в шеренги, возглавляли построение музыканты со скрипкой, контрабасом и гитарой. Это все жители поселения вышли нас встречать. Мы, шестеро учеников, пожали руки каждому, сначала взрослым, потом детям. С последним рукопожатием маленький оркестр заиграл уже знакомую мелодию, все запели: "vamos-vamos-vamos-vamos adelaaante..." - сапатистский гимн. Трогательно и красиво. Дети, не в силах сдержаться от того, чтобы на нас поглазеть, невпопад открывая рот, который было так сложно закрыть из-за любопытства, постепенно, как будто бы невзначай, сменили шеренгу на зиг-заг - так всем видно.

Здравствуй, община! Меня зовут Элена, я приехала из России!

escuelita-16
Вотана Хосефа

escuelita-27
Принимающая семья

Эту первую часть, первые дни школы, все ученики переживали более-менее одинаковые события. Разными были только вотаны. У кого-то более разговорчивые, осведомленные и лучше знающие испанский (как у Олега), у кого-то - робкие, избегающие лишних слов, которые так непохожи на родной язык (как у меня). После приветствия и, так сказать, формальной части, проведенное в общине время и пережитый опыт сильно различались, были уникальными, наскольно уникальны сами поселения и принятые ими правила общежития и самоуправления (и записанные на бумаге, и негласные). Наше паломничество достигло цели: мы попали в утопический мир, вмещающий в себя бесконечное множество миров.

escuelita-19

escuelita-18

escuelita-13

escuelita-9

Мы провели в поселениях три полных дня и вернулись в караколь, где встретились со знакомыми учениками и делились впечатлениями. Общим было только то, что касалось кукурузы. Все мы каждый день пили посоль, все ученицы пекли тортильи, все ученики чистили коллективную плантацию с помощью мачете. Почти все за этими занятиями натерли мозоли на руках. На этом сходства заканчивались.

- У меня сапатисты соседствовали с партийными. У партийных было много пивных и электричество, а сапатисты жили совсем без света.
- А у меня вcя община была сапатистской, мы проезжали партийную деревню, где только что прошла фиеста и сапатисты специально выглядывали посмотреть на пьяных. А электричество у них вообще-то есть, но вот уже неделю как не было.
- У нас мужчины в первый день построили футбольные ворота и расчистили поле. Потом каждый день играли в футбол
- А мы играли в баскетбол и волейбол, у нас были новые мячи.
- Я жил в доме с семьей и вотан каждый день приходил будить меня в 5 утра, а потом мы шли на коллективные работы.
- А я жила в местной школе вместе с другими учениками и вотаны разводили нас по домам в 7 утра, а в 6 по расписанию был душ, но было еще прохладно, поэтому некоторые просились в душ днем. Для них находили время.
- У меня совсем не было душа, зато река была ближе, чем туалет. Туда мы ходили мыться каждый день после работы.
- А мы один раз ходили на реку с женщинами собирать улиток, которых потом ели.
- А мы ели змей, которых убили, расчищая мильпу. А так голая фасоль каждый день.
- Со второго дня нам начали готовить мясо. Сначала убили куру из разводимых женским коллективом, а для прощальной фиесты - двух баранов, тоже коллективных. Было смешно, когда нас с энтузиазмом звали смотреть, "как компанерос убивают".
- А у наших женщин куриный коллектив не получился, были только быки. Специально для прощания продали одного, чтобы купить свинью. Они решили, что хотят свинину на асамблее, на ней же было решено, что каждая семья принесет по 80 тортилий.
- У них большие семьи. Но говорят, что еще очень много свободной земли на той территории, которая уже огорожена и принадлежит поселению. Когда она закончится, они будут захватывать новые земли, но не рядом с домом, а там, где государство объявило национальный парк, в лакандонской сельве.
- А у меня захваченая земля рассчитана на 25 семей. Сейчас их 18. Они говорили, что если земля закончится, они пойдут основывать новую общину.
- Мое поселение было основано на месте крупного ранчо, где один хозяин разводил скот. Когда сапатисты пришли на эту землю, партийные обрадовались, что стало одним патроном меньше, но никто не присоединился к борьбе.
- А там, где я был, земля принадлежала нескольким патронам. Они ушли сами, когда пришли сапатисты. Не хотели связваться.
- У меня детей было столько же, сколько и взрослых. Дети все время крутились вокруг нас.
- А у меня детей было больше. В моем доме маленькая девочка все время где-то пропадала, пока я не садился читать учебник. Тогда она приходила, садилась напротив меня и молча смотрела. Так было каждый день
- У нас тоже каждый день по расписанию было выделено время для чтения учебников. Сначала мы читали, а потом вместе задавали вопросы, на которые отвечал, в основном, местный учитель.
- А я просто задавал вопросы вотану. Он иногда пытался заставить говорить сеньору-хозяйку, но она отвечала ему 3 слова на тцельтале. Наверное это было: "да, согласна" или "я не знаю", потому что вотан мне их не переводил
- У меня на уроках присутствовали все ученики, вотаны, а также доктор, комиссары и агенты, учитель тоже хотел, чтобы они говорили, но он все равно объяснял лучше всех.
- А мне вотан все лучше всех объяснял. Он тоже был учителем, комунидад отправлял его учиться в город. На учебу скидываются все, это затратно, поэтому так очень редко делают. У него даже был компьютер. А в семье, где я жил, был телевизор.
- У меня же не было электричества, нас развлекали тем, что устраивали фиесты. Целых два раза за три дня. Пятеро человек, те же, что были на занятиях, создавали музыку: играли на гитаре, контрабасе, аккордеоне и скрипке. Им очень подходит "и жрец, и жнец, и на дуде игрец".
- А у меня в деревне были барабаны и бамбуковые флейты, но на них никто не умел играть, кроме стариков, которые уже не могли.
- У меня тоже было мало стариков, все функции в самоуправлении выполняли 20-30 летние.
- А от моего комунидада до караколи одинаково по времени ехать на машине и идти. Потому что пешком можно перейти ту гору, которую машине приходится объезжать.
- А мы каждый день слушали сапатистское радио, по нему передавали много революционных песен
- И мы тоже. Мне показалось, что также было много пропаганды. Рассказывали, про обманы от правительства, про генномодифицированные продукты, которых нужно избегать и беречь землю, приводили примеры из истории. Один раз даже про холодную войну говорили.
- А еще мы много спали, ложились в 8 вечера
- Мы тоже очень много спали...

Это можно продолжать бесконечно. Если обобщить, всех нас, городских, поразило, как они радуются физической работе, как они не устают, что их не кусают всевозможные насекомые, что они радуются посоли каждый день. А также, конечно, твердость убеждений, честность и простота, воля отказаться от любых государственных проектов и пособий, способность эффективно принимать решения группой и реальная готовность пойти на все, вплоть до смерти, за борьбу, за идею сознательного и самостоятельного общества.

escuelita-27
Ученики и учителя

И еще больше нас поразили плоды, взращенные на этих качествах: правительство страны их признало и начало уважать. Несмотря на то, что они до сих пор окружены военными базами, что на соседних правительственных территориях проводится множество программ, призванных зародить сомнение в их сердцах, несмотря на мексиканские медиа, распускавшие слухи о том, что сапатистов не существует, своей стойкостью они фактически вынудили государство сдаться. Как еще назвать то, что государственные структуры теперь действительно обращаются в Хунту, когда хотят реализовать свои проекты на их территории, например провести электричество или построить дорогу. И если Хунта соглашается, то само же государство платит ей 10% от стоимости проекта. А в случае электричества, например, они получают возможность пользоваться им бесплатно. И это не шантаж с их стороны, и не тупой развод, а договор, консенсус. А если Хунта сказала нет, то сапатисты будут стоять до последнего, до смерти, чтобы не дать проекту свершиться, потому что Хунта - это весь народ, его решение. Перед этой твердостью правительство и сдается. Но к сожалению, до сих пор такие конфликты существуют. И тогда это очередные полчища военнных, погибшие, пропавшие без вести, а сапатисты все подробности таких конфликтов транслируют на весь мир с помощью солидарных организаций, международных правозащитников, интернета. До тех пор пока системе в очередной раз не становится стыдно и тогда она снова сдается перед правдой, справедливостью и народной волей.

escuelita-20

Словарик:

Эскуэлита или Маленькая Школа - уменьшительно-ласкательное от "эскуэла", школа, применяемое сапатистами в отношении образовательной программы, рассчитанной на 4-5 дней и обучающей основам автономии и организации сапатистов, а также особенностям их повседневной жизни, которая очень проста

CIDECI (Centro Indigena de Educacion Cultural y Integral) или Индейский образовательный центр - Индейский центр полного культурного образования, также известный как Университет Земли.

Комунидады или Общны|Поселения- небольшие деревни коренных жителей Мексики, обычно размером до 100 семей

Хунта хорошего правительства - высший уровень альтернативной автономной формы правления, принятой сапатистами. Хунта управляет на уровне зоны, которая состоит из нескольких муниципалитетов, в которые входят сапатистские поселения, сформированные семьями восставших на захваченых территориях.

Караколь или (как в пер. Ясинского) Улитка - дословно также переводится как раковина. Административный центр зоны, в которой находятся поселения сапатистов. Представляет собой территорию, располагающую офисом Хунты данной зоны, складами для хранения продуктов коллективных работ, проводимых на уровне зоны, а также школой, больницей, травной аптекой, радиоточкой, коллективными магазинами и местами для большого количества человек, приезжающих на работу или на праздник на короткие сроки.

Компанеро или Товарищ (компанера - товарищ женского пола) - сапатист или любой солидарный человек, поддерживающий борьбу коренных жителей за земли.

Вотан или Защитник-проводник (вотана - женщина) - постоянный помощник, прикрепленный к каждому ученику сапатистской школы

Тортилья или Кукурузная лепешка - мексиканский хлеб
Тостада или Сухая лепешка - походный вариант тортильи

Посоль или Кукурузный напиток - напиток приготовленный из массы перемолотой вареной кукурузы, разведенной в воде. Часто употребляется с солью, лимоном или чили вприкуску.