Киноотчет. Выпуск 2

Первый киноотчет выходил в октябре. В это время в Чиапасе было затишье: туристы разъехались, сапатисты отдыхали после школы перед тем, как готовиться к новому раунду, в известных нам общинах ничего не происходило.

Поэтому в октябре мы снимали побочные темы. Например запечатлили деятельность левых организаций и профсоюзов, которых часто путают с сапатистами, из-за чего последние приобретают дурную славу. Взять например протестный марш учителей в Сан-Кристобале. Сначала все было мирно, а потом группа подростков принялась рисовать балончиком “EZLN” (САНО) и сапатистов на белых стенах городской управы. В итоге учителя сами же их угомонили. На следующий день в городе ходили слухи о том, как сапатисты забомбили графити муниципалитет. Чушь полная!



И вот еще: Пролетарская Организация им. Эмилиано Сапата (OPEZ) минувшим октябрем захватила земли под предлогом протестов и бедности. Но эти земли принадлежали вовсе не зажиточному патрону, а скромному Музею медицины майя, хранящему секреты традиционной медицины. Непонятно, что плохого сделали такие же бедные индейцы этой организации OPEZ, но прежде, чем захватчиков выгнали (а заняло это 3 недели), они успели продать все, что там нашли, уже выставили на продажу землю и растоптали немногочисленные плантации. Мы помогали музею привлечь внимание власти и общественности с помощью этого видео:


Обращение работника Музея медицины майя

Помимо прочего, познакомились с индейцами-политзаключенными, взяли пару интервью, встречали свеже-освобожденного самого известного индейца-заключенного - Альберто Патиштана - вместе с его деревней. Им явно пришлось тяжелее, чем Pussy Riot, условия в мексиканских тюрьмах, как мы убедились, далеки даже от российских.

А с ноября месяца мы постоянно заняты на каких-то съемках или их подготовкой.

Началось все с приглашения на сапатистскую Маленькую Школу. Чтобы его получить, нужно написать на электронную почту. Прежде, чем просить приглашения, было подготовлено описание проекта на испанском (.doc, vk), для того чтобы предоставить его Хунте Хорошего Правительства (ХХП), которая может дать согласие на съемку в сапатистских общинах (после консультации с ними, конечно же).

С бумажкой-описанием и диском с некоторыми материалами мы поехали в Овентик – одну из пяти ХХП, ближайшую к Сан-Кристобалю. Но нас за порог не пустили и даже диск себе оставить не захотели. «Мы заняты подготовкой к Школе. К сожалению у нас нету времени, чтобы вам помочь» - таков был ответ, обсуждению не подлежащий, и даже, в какой-то степени, ожидаемый. Съездили все же не зря: я поддержала братьев-сапатистов, заказав у них ботинки. Магазин в Сан-Кристобале закрыли и единственным местом, где их можно было купить, стал Овентик. Мастерская была уже закрыта, но добрый мастер снял с меня мерки и пообещал сделать за 3 дня. Стоят они всего 500 песо, кстати, что есть 1400 руб. Так у меня наконец появилась отличная от сандалий обувь.

Несмотря на отказ, это же описание проекта было приложено к письму для записи на Школу, на авось. И сработало! Уже через пару дней в ответ пришло 2 письма: одно – с приглашениями на Школу (.pdf, vk), другое – с приглашением в Хунту Овентика «на разговор» через неделю, 14 ноября. Ну, как минимум, ботинки заберем. На всякий случай, поехали во всеоружии, но снимать не пришлось. Пригласили, чтобы познакомиться, поговорить и узнать, какие вопросы мы хотим задать, их мы записали на листочек. После непродолжительного совещания было оглашено решение: быть вашим съемкам! Приезжайте через неделю, мы будем готовиться.

Что ж, мы тогда тоже подготовимся. В этом помогут учебники: каждый из них разделен на части по караколям. Я прочитала все про Овентик, чтобы знать, о чем спрашивать, но этого оказалось недостаточно.

Через неделю, 21 ноября, мы вернулись в караколь. Какого же было удивление, когда нас отвели в местный «клуб», а там ждали 30 человек в шапочказ с прорезями - пасамонтаньяс, готовые ответить на наши вопросы. Люди делились на 6 групп: ХХП, Муниципалитеты, местное самоуправление, здравоохранение, образование и базы поддержки. В каждой группе по 5 человек, по одному из каждой караколи, от каждой Хунты.

То, что мы были не готовы к такому приему, это мягко сказано. Они действительно подготовились. А нам ничего не оставалось, как поэкспериментировать с сеансом одновременного интервью. Даже тут компанерос нас превзошли: пока мы добрались до группы здравоохранения (часа через 3), они уже сами подготовились и поочереди рассказывали нам про свою тему, начиная с истории, заканчивая подготовкой работников и статистикой.

oventik

В разговорах прошло 6 часов, их внимательные глаза в прорезях, казалось, высосали всю мою энергию, Олег панически удалял файлы, на карточке закончилось место. Уф! Но все же мы набрались смелости спросить, не могли бы они показать нам караколь, больницу и школу. И таки-да, на следующий день мы снова были приглашены.

Второй день прошел расслабленно, с нами уже шутили, улыбались, только вот почти все было закрыто – суббота. «На этом все», - сказал на прощание представитель Хунты и оставил нас в медиа-центре копировать почти 100 Гб исходиков за оба дня.



Наконец можно было выдохнуть и осознать, что произошло в эти дни. С непривычки мы порядком устали.

Дело в том, что перед тем, как поехать к сапатистам, мы провели 2 дня в дружественной общине Сан-Исидро, там праздновали 9 лет автономии (напомню, что они не сапатисты). Оттуда мы тоже привезли замечательные речи об автономии, картинки с традиционными ритуалами, со свадьбой и крещением.

После Овентика были планы ехать в Мехико с целью пообщаться с местными активистами: взять интервью о современной политической ситуации в стране и о применении опыта, полученного на августовской школе. Но цели эти, к сожалению, достигнуты не были. Знакомые активисты не отвечали или не планировали находиться в городе. Но политическую ситуацию мы все-таки сняли. Материала для этого оказалось достаточно: в стране как раз происходил процесс конституционной реформы, предполагающей приватизацию природных ресурсов. И шел он на фоне других весьма спорных преобразований. В итоге насмотрелись мы на митинги, оккупаи и акции протеста.


Уже через час после того, как приехали, стали свидетелями демонстрации против повышения цен на метро

Еще познакомились с журналистами-леваками, нам даже предложили сделать журналистское удостоверение. Естественно, отказываться не стали, принесли фотографии, как и обещали, но до дела, как часто бывает в Мексике, не дошло. Гораздо проще оказалось напечатать бумажки, что мы находимся под попечение Дома прав журналистов Мехико. Это уже не для глаз сапатистов, не любят они официальные СМИ. Также поездка в Мехико отличалась тем, что все вокруг твердили, что мы должны найти Маркоса и взять у него интервью. В ответ мы интересовались: как? Дали несколько полезных советов.

На следующий же день по приезду из Мехико обратно в Сан-Кристобаль поехали на праздник в традиционную, хоть и неавтономную общину.

Снимок



… и еще через пару дней отправились на учебу, в сапатистскую Маленькую школу (как это было). И там удалось поснимать, хоть и немного, но колоритно. Вот например:



… и сразу вслед за школой – Новый год в Овентике – и снова весьма колоритно!

Снимок2



Новый год начался для нас с дружбы с Фрайбой, центром по защите прав человека, о нем мы уже писали. Зародилась дружба с нашего письма-просьбы поснимать их работу и работу волонтеров в сапатистских общинах. Оказалось, что им очень не хватает видео про Бригады наблюдателей и в ответ мы получили их предложение снять и смонтировать видео для организации. Так наметилось взаимовыгодное сотрудничество. Барбара, координатор волонтеров, уже обратилась в Хунту караколи Морелия с просьбой провести съемки в общинах, где присутствуют наблюдатели. Хунта попросила записать вопросы и сейчас проект находится на обсуждении, со дня на день ждем поступления разрешения.

Так мы немного примелькались в организации и как-то само собой вписались в одну из их акций – сопровождение беженцев на сборе кофе с земель, откуда они бежали. История их побега оказалось весьма интересной. Бежала группа католиков, потому что евангелисты были агрессивно против них настроены: сожгли недостроенную церковь и дом одного из католиков. Но этот конфликт нельзя назвать религиозным. Дело в том, что католики они также поддерживают автономию в Актеале (эта община независима с 1992 года, в 1997 «прославилась» на всю страну после того, как там были жестоко убиты 45 индейцев, среди которых женщины, беременные, и дети), а евангелисты зачастую составляют группы правых боевиков, учиняющих расправы над индейцами, т. н. парамилитарес. Говорят, им за это платят деньгами или газировкой.

IMG_9388
Попытка связи с внешним миром

Нам удалось запечатлеть, как представители Фрайбы выполняют роль медиатора между общинами и властями, навещавшими нашу базу каждый день. Власти никак не хотели смотреть в глубь конфликта, не слушали про то, что здесь сводят старые счеты, а (бинго!) предложила денег «волонтерам на кофе». Прям при всем честном народе, на глазах у десятка международных наблюдателей! Такой неприкрытой коррупции мы еще не видали! В общем, было познавательно, хоть и очень сложные условия.



Вот сколько накопилось материалов! Настала пора монтировать, что мы уже начали делать, как видите.